Кирилл В (vakhnenko) wrote,
Кирилл В
vakhnenko

Category:

Почему японцы проиграли битву у Мидуэя

Существует довольно распространенное мнение что у Мидуэя неумехи-американцы почти было проиграли битву. Но буквально за пять минут до того как японцы запустили свои ударные самолеты против американских авианосцев, США сказочно повезло. Горсть пикирующих бомбардировщиков -- последние силы американцев -- чудом нашла японское соединение и нанесла по авианосцам противника неприлично удачный удар.

Насколько эта упрощенная точка зрения соответствует реальности? Под катом я разберу многочисленные ошибки японцев -- дабы продемонстрировать что свою неудачу они весьма старательно выковали сами. Ну и опровергну некоторые довольно живучие мифы об этой битве, например миф о том что самим японцам все время не везло. Псто очень длинный, предупреждаю сразу.

Картинка для привлечения внимания. Авианосец Сорю на высокой скорости уклоняется от бомб Б-17.





Ошибки японцев

Честно скажу -- их так много, и многие из них настолько взаимосвязаны, что даже не знаю с чего начать. Но попробуем-с.

Противоречащие цели

Перед японским соединением в операции MI было по сути поставлены две противоречащие друг другу задачи:
  • Захват атолла Мидуэй
  • Выманивание американского флота из базы и его уничтожение

Противоречащие они потому что и то и другое требует одних и тех же самолетов (но с разным вооружением!), и следовательно пока мы бомбим атолл, наш удар по флотскому соединению врага будет куда более слабым. Плюс с тактической точки зрения, поддержка наземных войск отбирает у соединения авианосцев необходимую в морском бою гибкость -- ведь для налетов на Мидуэй нужно быть на определенном расстоянии от атолла, и стало быть враг примерно представляет где вас искать.

И при том при всем вообще непонятно зачем японцам был нужен Мидуэй. Как первый шаг в операции по захвату Гавайских островов? На это не не практически никаких шансов -- оборона Оаху была куда сильней чем в 1941, когда японцы на это не пошли (в октябре 1941 на островах было 30 тысяч солдат, к апрелю 1942 уже 70 тысяч, и скоро кол-во увеличилось бы до 115 тысяч). Использовать его как базу? Снабжать атолл было бы сущим кошмаром из-за американских субмарин (да и не было у японцев свободного транспортного тоннажа для этого, по большому счету). Плюс Б-17 с Гавайев регулярно наносили бы визиты вежливости, а прятаться на двух крошечных островах Мидуэя особо негде.

На деле главной и единственной задачей должно было быть окончательное уничтожение американского тихоокеанского флота. После этого японцы могли захватывать все до чего дотянутся руки, и американцы где-то до второй половины 1943 ничего не смогли бы что-то тому противопоставить. И из этого вытекает ошибка номер два:

Недостаточная концентрация сил

По сути у Мидуэя японцы хотели устроить пресловутый решительный бой американским флотом. Т.е. им надо было иметь максимальную концентрацию сил в месте сражения, и до начала оного беречь основную ударную силу своего флота -- авианосцы -- как зеницу ока.

Однако на деле Ямамото создал план, которые предусматривал два одновременных удара -- по Мидуэю (операция MI), и по Алеутским островам (операция AL). Причем захват Алеутских островов отнюдь не был предназначены для отвлечением внимания. В первоначальных планах нападение на Датч-Харбор и Мидуэй должно было произойти в один и тот же день (потом расписание слегка изменилось, но первоначальные намеренья остались те же). Так что Алеуты это просто совершенно отдельная, самостоятельная операция.

Далее, хоть Ямамото и послал практически все боеготовые корабли что у него были (все линкоры, все авианосцы, все тяжелые крейсера кроме четырех, и так далее), истратив значительное количество драгоценного для Империи топлива, однако силы эти не были собраны в единый ударный кулак. В соединении идущем на Мидуэй линкоры Ямато были так далеко позади авианосцев Нагумо что в случае сражения вряд ли смогли бы оказать хоть какую-нибудь поддержку (это и произошло в реальности). Четыре линкора Такасу также по сути были сами по себе. К тому почему план Ямамото был именно таким мы еще вернемся ниже, но вкратце это было результатом недооценки боевого духа американцев.

Что Ямамото должен был сделать вместо такого "размазывания сил" -- это держать группу линкоров неподалеку от авианосцев (а лучше спереди их, дабы те принимали на себя часть ударов американской авиации, и использовать радары Ise и Hyuga для предупреждения о налетах американцев. Интегрировать линкоры непосредственно с авианосцами Нагумо не получилось бы из-за слишком малой скорости первых. Вообще сам план битвы очень отчетливо демонстрирует что Ямамото еще не вполне осознавал тот факт что век линкоров уже кончился -- в отличии от американцев, которые послали в битву только свои авианосцы, с прикрытием из тяжелых крейсеров, и оставили свои старые медлительные линкоры дома.

Впрочем все несмотря на все эти ошибки, битва все еще могла закончится победой японцев -- ведь у них был козырной туз, шесть ударных авианосцев Кидо Бутай (機動部隊, "Мобильное соединение"). Но за месяц до битвы японцы послали два своих новейших авианосца Сёкаку и Дзуйкаку в Коралловое море, выполнять совершенно второстепенную задачу. Японское командование, очевидно, не понимало что на тот момент на Тихом океане существовало всего два типа задач: те что требовали всех шести авианосец Кидо Бутай, и те что не требовали ни одного. Ведь послав всего часть своих ударных АВ, японцы отказались от локального численного превосходства в том случае если тем придется вступать в бой с авианосцами американцев -- что и произошло. Американцам в той битве очень сильно досталось, но и японцы понесли потери -- Сёкаку был серьезно поврежден, и авиационные группы обеих японских АВ были весьма сильно потрепаны. Так Нагумо внезапно потерял треть своих ударных авианосцев за месяц до атаки атолла Мидуэй.

Более того -- в отличии от американцев, которые проявили чудеса изобретательности, введя потрепанный в упомянутом выше бою Йорктаун в строй всего за 48 часов (при том что по уму ему не мешало бы встать в сухой док месяца так на три), японцы даже не попытались свести две потрепаннык авиационнык группы Сёкаку и Дзуйкаку в одну группу для Дзуйкаку -- дабы тот смог принять участие в запланированной на июнь битве. Да, авианосные группы японских авианосцев были весьма жестко привязаны к своим кораблям -- в отличии от американцев -- но тут явно было весьма подходящее время для импровизаций. Тем более что группы остальных четырех авианосцев были весьма недоукомплектованы после шести месяцев боев -- анемичная военная промышленность японцев была неспособна восполнять даже относительно легкие японские потери, за весь 1942 год было произведено всего 56 авианосных самолетов (!). Вот группы четырех японских АВ, с которыми японцы атаковали бы Мидуэй:



Плюс на борту авианосцев было дополнительные 21 Зеро, которые планировалось разместить на Мидуэе после захвата атолла. Стало быть японцы атаковали бы Мидуэй с 248 самолетами; при налете на Пёрл-Харбор в Кидо Бутай их было 412.

Однако даже несмотря на потерю Сёкаку и Дзуйкаку всего за месяц до операции, японцы не стали менять свои планы нападания. Что, в свою очередь, приводит нас к ошибке номер три.

Недостатки планирования

Японцы в ВМВ вообще отличались чересчур жесткими и сложными планами которые часто предполагали определенные действия врага, и "сыпались" если враг вел себя нестандартно. Однако тут они превзошли самих себя. О двух одновременных и несвязанных между собой операциях против Мидуэя и Алеутских островов уже упомянуто выше, пройдемся по другим недостаткам.

Самый критичный недостаток, пожалуй, это то что Ямамото расчитывал что нападение на Мидуэй будет абсолютно неожиданным для американцев. Корабли США ожидались не ранее чем примерно через три дня после начала налетов на Мидуэй. То что американские авианосцы уже раз неожиданно появлялись там где были японские корабли -- в вышеупомянутой битве в Коралловом море -- совершенно не насторожило японцев. Пусть то что американцы взломали код JN25-B Ямамото знать не мог; но он вполне ответственен за то что данный код поменяли на JN-25V слишком поздно (27 мая, вместо 1 мая), за то что подготовка к нападению велась без надлежащих мер секретности (в отличии от налета на Пёрл-Харбор), и за то что из сражения в Кораллово море не было сделано никаких выводов.

Далее, Ямамото совершенно недооценил боевой дух американцев, и думал что если американцы увидят всю его армаду, то они откажутся от боя. Стало быть флот США надо выманивать на битвы -- оттого и столь странное "размазывание" ударных сил флота, упомянутое выше. Однако Нимица отнюдь не надо было никуда выманивать -- он искал боя, и так как перехваченная японская депеша от 24 мая позволила Нимицу точно оценить силы вторжения, он решил рискнуть.

Яронские штабные игры перед вторжением были форменным фарсом. Два эпизода отлично демонстрируют это. В первом японский офицер, играющий за американцев, смог проскользнуть сквозь наблюдательные кордоны японского игрока, и нанес фланговый удар по японскому соединению, условно повредив три авианосца. Напоминает то что произошло в реальности, не так ли? Однако судья тут же вынес вердикт что подобные действия американцев совершенно невозможны, и отменил американский удар. Во втором эпизоде после броска костей (так симулировали элемент случайности) судья объявил что воздушные силы американцев, базирующиеся на атолле, смогли добиться девяти попаданий по авианосцам японцев, потопив Акаги и Кагу. Угаки персонально вмешался в этот эпизод, и снизил кол-во попаданий до трех, сделав Кагу единственной жертвой налета. А позже в учениях Кага внезапно "воскресла", и наравне с остальными авианосцами участвовала в операциях против Фиджи и Новой Каледонии.

Да, Ямамото отдал Нагумо устные приказ держать половину своих ударных авианосцев наготове, на случай появления американского флота. Но то что Нагумо нарушил этот устный приказ в ходе боя  совершенно закономерно следует из логики сражения, и пожалуй не может ставится ему в вину.

Еще отмечу недостатки планирования в области разведки. И тут чрезмерная жесткость планов, и недооценка противника привели к плачевным последствиям для японцев. Операция К -- разведка Оаху с помощью летающей лодки -- потерпела неудачу: лагуна где летающая лодка должна была дозаправиться от японской субмарины оказалась занята америкацами. Два пикета японских субмарин -- южный (А) и северный (Б) -- вышли на позиции несколько позже чем по плану, когда американское флотское соединение уже прошло через это место. Да и расстояние между лодками было слишком велико и не гарантировало того что они что-то смогут заметить. Для поисковых же операций с использованием авиации было выделено совершенно недостаточно сил -- см. ниже, миф о Tone #4, там приведена поисковая схема.

Ну и наконец глупостью был то что Ямамото решил иметь свой штаб на линкоре Ямато. В результате получилась форменная шизофрения, ибо необходимость соблюдать радиомолчание противоречила необходимости отдавать приказы. К тому же у Ямамото возник дополнительные лаг с получением и отдачей приказов. Времена Нельсона давно прошли и командующий флотом должен быть на берегу -- как  Нимиц.

Ошибки в бою

В принципе должно быть понятно что с учетом вышеперечисленных недочетов Нагумо уже мало что мог изменить к утру 4 июля, и постигшая Кидо Бутай катастрофа вполне закономерна. Однако мне хочется остановится на одном эпизоде боя, в котором японское командование проявило гигантскую неосмотрительность, предпочтя заведомо малорезультативную агрессивность "потере лица".

После первого налета американских пикирующих бомбардировщиков у японцев все еще оставался один неповрежденный авианосец -- Хирю под началом Ямагути. Логично было бы послать его и небольшой эскорт навстречу Главному Флоту Ямамото сразу после запуска двух волн ударных самолетов против американского флоского подразделения -- с этого момента его ценность в планируемой Нагумо ночной битве была бы небольшой. Так японцы сохранили хотя бы один авианосец из четырех, и так же как и в реальности уничтожили бы американский Йорктаун.

Однако авианосец продолжил упорно идти навстречу американцам вместе с другими кораблями Кидо Бутай. Итог этого был вполне закономерен: следующая же волна самолетов американцев добилась четырех попаданий тысячефунтовых бомб в носовую часть Хирю.



Резюме

Надеюсь теперь ясно что я имел в виду, написав "свою неудачу японцы весьма старательно выковали сами". Нагумо был поставлен в заведомо невыгодное положение задолго до того как он узнал о присутствии американского флота на театре военных действий. И кстати, если внимательно читать, то можно отметить что многие указанные выше недостатки прямо следуют из чересчур большой увлеченности японцев принципом "нападением превыше всего" -- о чем я и написал в предыдущем посте.

Стоит отметить что американцы со своей стороны сколь-нибудь серьезных ошибок на мой взгляд не допустили. Недостатки в тактике, материальной части и обученности личного состава, которые привели например к разрозненным ударам американских авианосных эскадрилий, я бы к сознательным ошибкам относить не стал -- просто суровая правда жизни.

В общем остается только согласиться с оценкой военно-морского секретаря США Нокса, которую тот дал узнав о японском нападении на Мидуэй: "Japan was either unable to understand modern war or not qualified to take part in it" (Япония либо не была способна понять современную войну, либо не была достаточно компетентна дабы принимать в ней участие").

Мифы

Теперь давайте разберем мифы -- их о Мидуэйском сражении накопилось очень много.

Миф 1: Японцам все время фатально не везло

Не буду повторяться о том что они своему невезению весьма помогли, а вместо этого перечислю енкоторые случаи когда японцам на мой взгляд значительно подфартило.

Во-первых поисковой самолет Tone #4, на который зачастую валят вину за своевременное не обнаружение сил американцев (что само по себе миф, реально за профукивание американских кораблей ответственен пилот Chikuma #1), на деле обнаружил их единственно потому что он а) опоздал с вылетом б) его пилот решил самовольно изменить поисковый план.. Диаграмма для понимания (кликабельно):


Во-вторых японские корабли умудрились не получить ни единого попадания вплоть до атаки пикирующих бомбардировщиков -- хотя близких попаданий и пусков торпед в ходе атак B-26, B-17, VMSB-142, VT-8, VT-6 и VT-3 было навалом. Была даже попытка B-26 таранить рубку Акаги, промахнулся его пилот буквально на несколько метров. У американской подлодки Наутилус которая также атаковала корабли Кидо Бутай одна из торпед при попытке пуска застряла в торпедном аппарате.

На фотографии запечатлены разрывы 500-фунтовых бомб B-17 рядом с Хирю,



В-третьих атаки VT-8 и VT-6 могли бы быть куда более результативны если бы у них было истребительное прикрытие. И оно вполне могло быть, в виде уайлдкэтов VF-6. Однако командир оного подразделения -- Грей -- не заметил момента атаки этих двух подразделений, и по какой-то причине не услышал просьб помощи по радио. В результате японские зеро порвали медлительные американские торпедоносцы как тузик грелку, а Грей какое-то время повыписывал восьмерки над кораблями японцев, и в конце концов полетел назад без боя. Причем те заметили его только когда он начал лететь домой, что очень многое говорит насчет их контроля над воздушной обстановкой

Миф 2: Надо было посылать самолеты  двухфазовый поиск

Это появилось с подачи книги Футиды "Мидуэй", в которой он зачем-то написал весьма много откровенной неправды. В японской доктрине на тот момент пуска по двум фазам (т.е. например одна волна поисковых самолетов взлетает задолго до раасвета, а вторая в момент рассвета) не существовало, он появился именно как результат сражений 1942 года. Странно ставить в укор Генде то что он не мог предвидеть будущего. Критиковать тут надо другое, а именно недостаточное кол-во самолетов отправленных на разведку.

Миф 3: Нагумо не была передана информация от разведки

Снова книга Футиды. Там он пишет что мол командование (т.е. Ямамото) не передало некую важную информацию Нагумо, и что авианосец Акаги в любом случае был крайне плохо оборудован для приема той информации.

Последнее отчасти верно, попросту из-за высоты авианосца над морем, но рядом были Haruna, Kirishima, Tone, и Chikuma у которых в данном отношении все было в порядке. План операции предусматривал что каждый корабль настроится на частоту Первого Отдела Связи в Токио, а тот в свою очередь транслировал информацию которая стекалась в Токио с кораблей Объединенного флота. Так что технических проблем получать приказы от командования на Акаги не было.

Теперь касательно якобы отсутствующей информации. На деле на Акаги еще до битвы знали что с 29 мая увеличилось кол-во воздушных патрулей с Мидуэя. Знали они и об увеличении кол-ва патрулей американских подлодок. И даже знали что "согласно генштабу [японского] флота, радиообмен между кораблями противника в районе Гонолулу значительно усилился в последние дни". Причем заведомо известно что информация эта не была получена от других кораблей Кидо Бутай (т.е. передали её из Токио), и что она была получена уже после выхода в море, ибо описывает действия противника на 29-31 мая.

Проблема Нагумо была в том что он не желал анализировать поступающую информацию и соответствующим образом действовать, а не в том что информации у него не было.

Миф 4: Японцы спешно меняли оружие ударных самолетов на летных палубах всех четырех авианосцев, и минут через пять были готовы начать запускать самолеты, когда пикирующие бомбардировщики американцев превратили летные палубы японских АВ в инферно.

Снова книга Футиды, и снова ложь. Перевооружать надо было всего треть самолетов на двух авианосцах из четырех. С пикирующими бомбардировщиками с Хирю и Сорю вообще ничего не надо было делать, ибо обычно японцы вешали их бомбы во время споттинга на летной палубе, и следовательно ОФ бомб для второй атаки Мидуэя на них еще не было. На Акаги и Каге же до приказа перевооружаться обратно для удара по американским кораблям успели заменить торпеды на бомбы только на трети торпедоносцев -- в силу того что для этой процедуры нужны были тележки, а их хватало ровно на треть самолетов.

Причина того что японцы так и не смогли запустить ударную волну против американских кораблей в другом -- у них попросту не было времени для споттинга (т.е. выстраивании на палубе) нормальной ударный волны, из-за продолжающихся налетов американцев, и следовательно необходимости в постоянноых взлетах и посадках троек истребителей. В момент удара пикировщиков ударных самолетов на палубах японских авианосцев вообще не было. Максимум -- небольшие группы истребителей. Судовые журналы японских авианосцев были утеряны вместе с кораблями, но вот журналы авианосных эскадрилий остались. По ним можно реконструировать активность на летных палубах японских АВ (кликабельно):


Как видим на всех палубах японских АВ было очень много запусков/приемов истребителей. Когда на палубе идет споттинг ударной волны посадка самолетов становится невозможной; взлет же истребителей воздушного патруля теоретически возможен, но на практике нет ни одного документированного случая когда японцы это делали бы. Споттинг полновесной ударной волны (пикирующие бомбардировщики, торпедоносцы, истребители), с учетом прогрева двигателей занимал примерно  45 минут, а то и час. В общем ни о каком ударе в 1025-1030 (т.е. через пять минут после начала атаки пикировщиков) и речи идти не может. Подтверждением тому служит Хирю -- там, вероятно, начали споттинг ударной волны в районе 1015-1025, и сумели запустить самолеты примерно в 1050 -- причем без торпедоносцев Томонаги.

Миф 6: Удар пикировщиков был дикой удачей, ибо они заметили японцев когда топливо почти кончилось. Японские истребители в тот момент все были после около поверхности океана, отражая атаки торпедоносцев. Дополнительных сил у американцев уже не оставалось.

Многие не осознают что на японское соединение независимо друг от друга вышло две группы американских пикировщиков --  VB-3 и VB/VS-6. Топливо начинало кончаться у последних, ну и по следам одинокого эсминца нашли японское соединение именно они. У группы VT/VF/VB-3 всех этих проблем не было.

Но давайте предположим что японцам повезло еще больше чем в реальности, и заблудилось сразу две группы пикировщиков из трех, вместо одной "потеряшки" в реале -- VF/VB/VS-8. Удар бы все равно произошел, пусть и меньшей силы, и как минимум один-два АВ японцы скорее всего потеряли бы. Кстати касательно заблудившейся VF/VB/VS-8 -- стоило бы наверное японцам записать как удачу то что их ударные группы с Хирю оба раза нашли американские корабли без особых проблем ;)

Тот факт что японцы не замечали пикирующие бомбардировщики чуть ли не до того момента когда те начали пикировать также не удача, а закономерность -- на это указывает тот факт что ранее они абсолютно так же не заметили барражирующие истребители Грея, и что подобные случаи бывали и ранее -- при действиях в Индийском океане.

То что якобы торпедоносцы заставили японские истребители уйти с высоты также неверно -- достаточно посмотреть на разрыв во времени между атаками VT-6 / VT-8 и атаками пикировщиков, и учесть весьма немалую скороподьемность зеро. Смысл самопожертвования торпедоносцев в другом: их постоянные атаки не дали японцам шанса запустить свою контратаку против американского подразделения.

Наконец силы у американцев вполне оставались. На Йорктауне все еще был резервная эскадрилия пикирующих бомбардировщиков, VS-5. Что даже несколько умелых пикировщиков могут сотворить с авианосцем отлично продемонстрировал лейтенант с "говорящей" фамилией Бест, который одним-единственным попаданием утопил авианосец Акаги (!). В конце концов еще была та самая поетрявшаяся VF/VB/VS-8, были остатки других эскадрилий. Их вполне реально было снова заправить, перевооружить, и отправить в еще один налет против японцев.

Собственно обратите внимание на фотографию горящего Хирю выше. Этот результат был достигнут всего одной авианосной группой американцев -- VB-6/VS-6  с Энтерпрайза. Подразделение Хорнета (VB-8/VS-8), увидев многочисленные попадания по Хирю, предпочло атаковать крейсера Tone и Chikuma. Понятно что если бы у японцев все еще были бы другие авианосцы, VB-8/VS-8 попыталось бы уничтожить их. И кстати японцы опять очень долго не замечали эти бомбардировщики.

Более того. Задним умом вполне понятно что именно пикировщикам было суждено быть основной ударной силой американцев. Торпедоносцы TBD были к тому времени совершенно устаревшими и слишком медлительными машинами, не идущими ни в какое сравнение с японскими Тип 97 (B5N2). Американские торпеды в начале войны страдали кучей проблем -- что в хоже битвы отлично продемонстрировала подводная лодка Наутилус. Её капитан с достаточно близкого расстояния пустила веер из четырех торпед по горящей Каге. Одна торпеда попросту не вышла из торпедного аппарата (второй такой случай за этот день). Вторая и третья сбились с курса и прошли справа и слева от корабля. Взрыватель четвертой торпеды не сработал, и после удара о борт авианосца та просто развалилась на куски.

Миф 7: Японский флот потерял весь цвет своих морских летчиков авиации в сражении у Мидуэя.

Потери летного состава на трех авианосцах из четырех были относительно малы: Кага потеряла 21 летчика, Сорю 10, Акаги 7. Хирю досталось весьма сильно -- 72, более 50% летного состава корабля. Общие потери авианосцев составили 110 человек летного состава, из них 74 было потеряно в воздухе (т.е. даже если бы авианосцы избежали ударов, эти летчики все равно скорее всего умерли). Только 36 человек погибли непосредственно на борту кораблей. Плюс потеряно было 11 летчиков самолетов-амфибий с крейсеров. Последующие за Мидуэем битвы 1942 года были вполне сравнимы по числу потерь: 110 летчиков в сражении у восточных Соломоновых островов, 145 летчиков  в сражении у Санта-Крус.

Более ощутима, к слову, была потеря 40% списочного состава техников, ибо в относительно слабо индустриализированной Японии их было очень трудно заменить. Но на деле самые тяжелые потери, которые японцы так и не смогли возместить -- это сами корабли. Настоящее значение битвы -- в уничтожении четырех японских ударных авианосцев, и немедленно последующая за этим потеря стратегической инициативы.

Tags: ВМВ, война на тихом океане, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments