Кирилл В (vakhnenko) wrote,
Кирилл В
vakhnenko

Как фон Брауну не удалось запустить первый в мире спутник

В массовом сознании, особенно российском, тот факт что запуск первого искусственого спутника Земли (ИСЗ) был произведен Советским Союзом выглядит едва ли не как историческая неизбежность -- ссобенно с учетом провального первого запуска американского ИСЗ, и американского же отставания в пилотируемой космонавтике в первой половине шестидесятых годов. Мало кто осознает, насколько американцы (а точнее команда Вернера фон Брауна) были близки к запуску первого в мире спутника.



Итак, в первой половине пятидесятых годов, в США относительно независимо развивалось сразу три семейства баллистических ракет. ВВС работали над программой Atlas, армия (т.е. сухопутные силы) работала над программой Redstone, а в ВМФ шла работа над Vanguard -- последняя была развитием ракеты Viking, сделанной в сороковых Glenn L. Martin Co.

Над баллистической ракетой Redstone работала команда Вернера фон Брауна. Эта оперативно-тактическая ракета имела длину 21.1м, диаметр 1.78 м и массу в 27.8 тонн.

Головная часть Redstone отделялась для увеличения дальности стрельбы. Ракета была оснащена жидкостным ракетным двигателем Rocketdyne NAA75-100 на этаноле и жидком кислороде, с тягой 347 кН.



В середине пятидесятых годов, администрация США объявила, что в рамках Международного Геофизического Года 1957-1958 американцы запустят первый в мире ИСЗ. Предложенный Брауном на основе Redstone и Vanguard совместный проект армии и ВМФ (Project Slug / Project Orbiter), был рассмотрен и отвергнут в пользу задумавшегося сугубо гражданским по назначению Vanguard -- 29 июля 1955 года было обявлено что именно эта ракета выведет первый ИСЗ в 1957 году. Администрация Эйзенхаура не хотела запускать первый ИСЗ на "боевой" ракете, и также не хотела отдавать эту честь команде, костяком которой были бы немецкие инженеры, работавшие в прошлом в нацистской Германии.

Разочарованный фон Браун (второй справа на снимке внизу, по центру Оберт) продолжил трудиться в армии над следующим поколением боевых баллистических ракет. Созданная 1 февраля 1956 года агенство Army Ballistic Missile Agency начало разработку МБР под кодовым названием Jupiter, "Юпитер".



Jupiter-C (Composite Re-entry Test Vehicle) представлял из себя модифицированный Redstone, с удлиненной первой ступенью, и двумя дополнительными ступенями. Вторая ступень состояла из одинадцати Thiokol Baby Sergeant твердотопливных двигателей (те были уменьшенными в три раза копиями двигателя MGM-29 Sergeant), третья ступень состояла из трех таких двигателей.



Во второй половине 1956 года должен был состоятся первый испытательный пуск этой ракеты с мыса Канаверал. В качестве полезной нагрузки на ракету собирались ставить макет спутника с четвертой ступенью, состоявшей из еще одного ТТ двигателя Baby Sergeant -- фон Браун так и не отказался от попытки создать первую в мире космическую ракету-носитель. Однако администрация Белого дома совершенно заслуженно подозревала Брауна в том, что он втихую попытается обогнать Vanguard на пути в космос. После нагоняя из Пентагона, глава ABMA генерал Медарис позвонил фон Брауну, и приказал ему лично убедиться в том, что четвертая ступень на ракете будет инертной. В результате топливо двигателя на четвертой ступени было заменено на песочный балласт.



Ракета с кодовым обозначением "UI" и бустером Redstone #27 была запущена 20 сентября 1956 года, достигнув рекордных в то время высоты в 1097 километров, и дальности в 5472 километров.



Габаритно-весовой макет четвертой ступени не добрал до орбитальной скорости всего несколько сот метров в секунду. Тем самым была успешно продемонстрирована возможность вывести первый ИСЗ с помощью Jupiter-C. Собственно, если бы четвертая ступень была активной, и отработала бы успешно (шансы чего были весьма высоки, благо она была самой простой во всей связке), то космическая эра началась бы еще в сентябре 1956 года.

Однако администрация Эйзенхауэра была по-прежнему настроена на первый запуск ИСЗ на Vanguard. В "благодарность" за успешный пуск Jupiter-C, через два месяца 1956 года министр обороны США Вилсон вообще запретил ABMA пускать ракеты на дальность превышающую 200 километров (!) -- ракеты большей дальности должны были стать прерогативой ВВС. Приказ этот, насколько я понимаю, де-факто проиигнорировали, но он отлично демонстрирует настроения, царившие в то время в высшем эшелоне политического руководства США.

Тем временем, в августе 1957 года советская Р-7 (№8Л) впервые успешно выполнила намеченный план полета, нормально пройдя весь активный участок полёта и достигнув заданного района в восьми тысяча километрах от места запуска. Королев немедленно направил в ЦК запрос о разрешении на использование двух ракет Р-7 для эспериментального пуска простейшего спутника ПС-1, разработка которого началось в ноябре 1956 года, и получил согласие на то со стороны Н. С. Хрущёва. 2 октября Королёвым был подписан приказ о лётных испытаниях ПС-1 и направлено в Москву уведомление о готовности. Ответных указаний не пришло, и Королёв самостоятельно принял решение о постановке ракеты со спутником на стартовую позицию. Двумя днями позже "Бип! Бип!" с околоземной орбиты возвестил о начале новой эры в истории человечества.

В США успешный пуск спутника Советским Союзом привел общество в состояние натурального шока -- администрация Эйзенхауэра явно сильно недооценила пропагандистский эффект такого достижения. Восьмого ноября, через пять дней после успешного запуска второго советского ИСЗ Земли, фон Брауну наконец-то было выдано разрешение на подготовку Jupiter-C к пуску американского спутника. Правда приоритет был снова отдан проекту Vanguard -- его пуск был назначен на 6 декабря 1957 года, а детище фон Брауна должно было служить дублером. Впрочем, как я уже упомянул в первом предложении поста, дублер и впрямь понадобился. "Капутник", как его быстро окрестили в прессе, вскоре после пуска упал обратно на стартовый стол и взорвался:



31 января 1958 года, была успешно запущена ракета космического назначения (РКН) Juno I с обозначением "UE" (Redstone #29).



На орбиту Земли был выведен первый американский спутник, Explorer I -- с правой стороны схемы виден тот самый твердотопливный двигатель Baby Sergant, который крепился к спутнику.



Устройство первого американского ИСЗ (рис. К. Русакова, "Новости космонавтики" 2003 № 3):

1 - носовой обтекатель;
2 - температурный зонд;
3 - маломощный передатчик (10 мВт, 108 МГц);
4, 14 - измеритель внешней температуры;
5, 10- щелевая антенна;
6 - отсеки исследования космических лучей и микрометеоритов (приборы доктора Дж. Ван Аллена);
7 - микрометеритньй микрофон;
8 - мощный передатчик (60 мВт; 108 МГц);
9 - измеритель внутренней температуры;
11 - пустой корпус четвертой ступени;
12 - измерители микрометеоритной эррозии;
13 - гибкая антенна длиной 56 см


Кроме наличия "живой" четвертой ступени Jupiter-C в этом пуске ничем не отличался от пущенной в 1956 году ракеты. Более того, ракета запустившая Explorer-1 была дублёром ракеты запущеной в сентябре 1956 года. В связи с успешным запуском первой ракеты, вторая тогда не понадобилась и была отправлена на хранение. Наконец, сама по себе РКН эта очень напоминала оригинальный Project Orbiter, предложенный Брауном в середины пятидесятых.

В качестве резюме: только и исключительно политический запрет со стороны американского правительства не позволил космической эре начаться на 1 год и 2 недели раньше, чем она началась. Причем эра эта могла начаться и позже, если бы не настойчивость Королева -- тот сразу после успешного испытания Р-7, вместо почивания на лаврах, тут же принялся лоббировать пуск ИСЗ в ЦК. Это к вопросу о роли личности в истории -- ведь если бы первый ИСЗ был американским, космической гонки которая так сильно повлияла на историю человечества во вторую половину XX века могло бы и не быть.
Tags: история, космос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments